Бисер. Украшения. Рукоделия.
Люди с хорошим вкусом носят бижутерию. Остальным приходится носить золото.

Техники

Рукоделия

Схемы

Статьи

Новости

Карта сайта

Такие бусы из жемчуга делаются узелковой техникой. Для их изготовления понадобятся нить для жемчуга № 04, жемчуг Swarovski - 12 мм, 10 мм, 8 мм, каллоты, замочек, тонкие плоскогубцы или пинцет, планшет для украшения дизайна.
В данной статье мы расскажем вам, как изготовить бумагу своими руками. У нее очень интересная фактура, а самое главное вы никогда не сделаете два одинаковых листа.
В нашей стране все большую популярность завоевывают игрушки Тильды. Но у нее имеются не только игрушки, но и даже идеи интерьера комнат, подушечки, чехлы и т.п.
 »  mosmedclinic
1. Подушка в форме сердца. Этот сувенир очень быстро шьется. Для этого вам необходима выкройка сердца, по ней вы вырезаете две детали из ткани, сшиваете с изнанки, а сбоку оставляете отверстие, что бы можно было набить синтепоном.
Эта техника позволяет плести плоские круги. Например если вы хотите сплести круглую солфетку, подставку или сто то иное в форме плоского круга.
Лет 20 назад была такая простенькая компьютерная игра, в которой человечек по имени Ларри ходил в публичный дом. Но прежде нужно было ответить на три вопроса. Правильные ответы убеждали машину в том, что пользователь
В России существует расхожее мнение, что украшения, созданные вручную, стоить дорого не могут, ибо, если один человек такое сделал, то любой другой может повторить. То ли дело, скажем, ювелирные изделия, штампуемые на заводе.

Cлучайность - частный случай закономерности

«Случайность – частный случай закономерности!» - такую фразу произнесла героиня одного старого фильма. Наверное, именно это выражение лучше всего подходит для объяснения того, как я занялась бисероплетением. Мое увлечение началось в 1992 году. До того я проявляла некоторый интерес к изготовлению украшений. Но мои попытки не шли дальше того, чтобы нанизать несколько ниток бисера, привязав их к замочку, или переделать низку натуральных камней, перемежая их бисеринками по своему вкусу. Или уж самый максимум – заплести нанизанные нити в косичку. О других способах плетения из бисера я не имела ни малейшего представления. Да с вопросом, где можно купить бисер и специальные бисерные иглы, тоже были проблемы – это ведь было начало девяностых: пустые прилавки, сложности с покупкой самого необходимого, так о какой тут бисерной роскоши могла идти речь? Я перепотрошила все имевшиеся в доме бусы, терпеливо обтачивала ушко самой тоненькой швейной иглы, чтобы иглу еще больше утончить. Но какая-то общая закономерность в этом приближении меня к таинствам бисероплетения, наверное, была, раз уж я не бросила своих занятий, даже когда сломалось все же ушко столь долго мучимой иголки, не выдержав моих устремлений довести ее тонкость до совершенства.

И тут появился мистер Случай №1. Я шла по центральной улице Харькова и вдруг обратила внимание на необычное украшение на девушке, шедшей мне навстречу. Две ленты, на которых на белом фоне были изображены нежно-абрикосовые цветы, изящно выскальзывали из-под воротника белой простой блузки, и соединялись на груди в этакий медальончик, на котором опять же была изображена бутоньерка, а вниз от него спускалась бахрома. Я заметила, что и цветы, и фон были сделаны из бисера, не вышиты, не приклеены, а… Совершенно непонятно, как же это было сделано??? Стоит ли говорить о том, что я немедленно захотела иметь подобное украшение? Оригинальное, ведь я до сих пор не встречала ничего подобного, стильное, поскольку очень гармонично вписывалось в современный наряд, очень красивое и женственное, напоминавшее не то изящную вышивку, не то легкие кружева. Но где же такое купить? И Случай №2 не замедлил подвернуться!

Пройдя еще немного по улице, я повернула в парк. На одной из его аллей по выходным располагалось нечто наподобие харьковского мини-Арбата: там сидели художники, продавали свои картины, рисовали портреты желающих или шаржи на них. Там можно было увидеть глиняные фигурки и посуду, сделанные с украинским колоритом, или подсвечники в восточном стиле, деревянные резные изделия и бесконечные шеренги расписных матрешек. В альтернативу пустым магазинам, это было едва ли уже не единственное место, где можно было еще купить подарок или просто интересную вещичку для дома. И вот там-то под рукописной табличкой «Работы мастера народного творчества такой-то» среди каких-то воротничков тоже из бисера, напомнивших мне авосечки, я сразу же увидела ЕГО, гордо разлившегося своими красочными лентами по прилавку и вальяжно спустившего свою бахрому с края. Я узнала, что зовут сие великолепие «гердан», что он ткется из бисера на станке, и цена его всего ничего - …!!! Через какое-то время, успокоив дыхание и сердцебиение, сбитые от услышанной непомерной цифры, да еще в твердой валюте, и обретя ясность мысли, я осознала, что купить ЕГО в ближайшие годы мне не удастся, а значит – придется делать самой.

И тут мгновенно всплыл в памяти Случай №3: кажется, среди периодической литературы, выписываемой в семье, мне  встречалось что-то о бисере. Срочно пересмотрев всю недавно полученную периодику, я обнаружила-таки искомое – это оказался второй номер журнала «Сделай САМ» за 1992 год со статьей Э.Н.Литвинец «Забытое искусство». И поныне в моей библиотеке среди роскошных альбомов и богато иллюстрированных энциклопедий по бисеру, среди красочных глянцевых журналов со подробными схемами каждого украшения на почетном месте стоит этот раритет с изрядно потрепанной мягкой обложкой, с напечатанными на серой газетной бумаге схемами основных техник плетения цепочек, шнуров, ажуров и тканья. Тогда же по моей просьбе мужем был сделан, и по ходу дела слегка усовершенствован деревянный простейший станок, который также служит мне до сих пор верой и правдой.

Начисто отбросив кропотливое изучение всяких там цепочек и ажуров, я сразу же приступила к созиданию Украшения Моей Мечты – тканому гердану (или гайтану, как еще его называют). Техника тканья оказалась несложной, только требовала предельного внимания и сосредоточенности в выполнении сложного растительного орнамента. Так что украшение, несмотря на то, что явилось натуральным «первым блином», получилось отнюдь не комом. Но, вероятно, отменному качеству получившегося первого украшения немало поспособствовал Случай №4, который я смело могу назвать счастливым. И расскажу о нем подробнее.

В начале 90-х годов на одном из харьковских предприятий в качестве не основного производства стал выпускаться стеклянный бисер. По словам тружеников предприятия, сама технология изготовления этого бисера являлась уникальной, и в корне отличалась от технологий, используемых в мировых центрах изготовления бисера. В общих чертах сложившаяся века назад общепринятая технология изготовления бисера такова: готовится минеральная смесь, которая плавится, превращаясь в стекло. Затем при помощи железного прута из горна вытягивается определенное количество стекла, окрашенного окислами металлов, и в бронзовой пресс-форме изготавливается стеклянный цилиндр. Цилиндр нагревается до необходимой температуры, в его центре железным прутом проделывается отверстие. затем закрепляется один конец цилиндра на железный стержень, а другой – прикрепляется к стеклодувной трубке. Железный стержень оттягивается в противоположную сторону от стеклодувной трубки, и так получают толстостенную стеклянную трубку нужного диаметра. После охлаждения трубка разрезается на куски, а уж от них на станке отсекают маленькие кусочки цилиндрической формы. Получается рубленый или колотый бисер, из которого затем можно изготовить бисер круглой формы, насыпав во вращающийся барабан рубленый бисер и шлифовальную смесь из извести и угля, которая не даст заплыть отверстиям в бисере. Постоянное вращение нагреваемого барабана и придает размягченным стеклянным цилиндрикам округлую форму.

На харьковском же предприятии из стеклянного порошка с добавлением красителей на станке прессовалась каждая бисеринка в отдельности, и одновременно в бисеринке пробивалось и отверстие. Затем цилиндрическим бисеринкам нагреванием придавалась округлая форма. Такая технология изготовления способствовала тому, что харьковский бисер был идеально калиброванным. Правда, количество видов бисера было ограничено, все они делались на основе натурального цветного непрозрачного бисера (его еще называют «керамическим») за счет последующей обработки: натуральный цветной непрозрачный бисер с блеском, непрозрачный бисер с «бензиновым», «гематитовым» покрытием (так называемый «ирис»), матовый («тертый») бисер. Зато цветовая гамма выпускаемого бисера была очень широка. Оттенки любого цвета варьировались от очень бледных до очень насыщенных. К примеру, бисер зеленого цвета выпускался от пастельного бледно-салатного до густо-зеленого, едва ли не черного, с оттенком морской волны. Харьковский бисер отличался долговечностью, устойчивостью к внешним воздействиям, солнечному свету, воде, температурным перепадам. Размер выпускаемого бисера отлично подходил к наиболее широко используемым размерам бисера по чешской классификации – 11\о, 10\о, 9\о, 6\о. Тогда же на предприятии были организованы курсы бисероплетения под руководством М.Я.Ануфриевой. Надомные работницы предприятия стали изготавливать различные украшения из этого бисера – цепочки, ажурные воротнички, шнуры, кулоны, ажурные и тканые герданы. Я не работала на этом предприятии, и мне не посчастливилось поучиться на курсах М.Я.Ануфриевой, но зато в моем распоряжении был широчайший ассортимент качественного и недорогого бисера. Для сравнения отмечу, что в то время пакетик чешского бисера весом 50 граммов, найти который в продаже было невероятной удачей, стоил 6 рублей, а пакетик харьковского бисера, продававшегося повсеместно по городу, весом 20 граммов стоил 40 копеек. Там же, в фирменном магазине предприятия, где продавался бисер, можно было купить и недорогие винтовые замочки с ушками и даже специальные длинные бисерные иглы. Таким образом, условия для овладения искусством бисероплетения сложились самые благоприятные. Даже используя только харьковский бисер с его многообразием цветов, можно было создавать весьма интересные украшения, а уж сочетая бисер и рубку зарубежного производства, прозрачные, натуральные и с прокрашенными отверстиями, с «металлическим» покрытием, и харьковский бисер в качестве фона, можно было добиться просто потрясающего эффекта, и при этом стоимость материала, пошедшего на украшение, была не высокой.

Техника тканья и по сей день остается моей любимой техникой, хотя с годами, конечно, я освоила и цепочки, и ажурное плетение, и круглые шнуры, и мозаичное плетение, и монастырское, и оплетение кабошонов, и freeform, и вышивку бисером… Да легче перечислить, чего я пока еще не опробовала – впереди у меня, хотелось бы надеяться, овладение техникой АНКАРС и вязание крючком с бисером. Вот в эти две области, да еще, пожалуй, в вязание спицами с бисером и выкладку на воске я еще не продвигалась ни на шаг. Но вязанием спицами с бисером я займусь точно еще не скоро, если вообще когда-нибудь займусь, я больше увлекаюсь вязанием крючком, а выкладку бисером на воске и прочих клеящих материалах как-то не приемлю вообще. Конечно, даже краски бывают разные, одними красится забор широкой малярной кистью, другими – пишутся прекрасные картины, и нужно и то, и другое. И из бисера делаются и броские «фенечки» или «окрашивающие» какую-либо клейкую поверхность бисерные покрытия, и в то же время - совершенно потрясающие по красоте вышивки и картины, и стильные и умопомрачительные по дизайну украшения и даже одежда.

Для меня бисер – это не только самодостаточный материал неимоверной красоты, икрящийся изнутри загадочностью и манящий связью с колдовством, чувствуемой подсознательно. Это изысканное средство выразить себя, свое понимание мира, настроение, отношение к людям, для которых делается та или иная вещь. Потому я никогда не работаю с бисером, если нездорова, в дурном или просто равнодушном настроении – бисер все воспринимает в себя, все мысли, и плохие, и хорошие, ввязываются в переплетения и узелки. Но только в изделии, выполненном с душевным подъемом, радостной фантазией, приятными воспоминаниями и светлыми мыслями о дорогом человеке, бисер покажет все свои лучшие качества, заиграет сотнями искр, обогащая работу новыми оттенками. Крошечные стеклянные шарики навсегда сохранят тепло рук и частицу души мастера, согревая и охраняя носящего его творение. Такие изделия из бисера – не просто броские украшения, но, вероятно, могут быть очень мощными оберегами, источая положительную энергию, мистическим почти образом заключенную мастером в стеклянные кружева и скульптуры, даря своему владельцу хорошее настроение, успокаивая нервы и, как следствие, укрепляя здоровье.

Именно так, на крыльях вдохновения, и рождаются мои работы. Каждое изделие – это сублимация в бисер переплетения мыслей, впечатлений, рассуждений, вызванных воспоминаниями о прочитанных книгах, стихах, встречах с друзьями, путешествиях в другие города, а иной раз, и просто пейзажем или погодой за окном. Несколько слов, вычитанных в стихотворении, услышанных в экскурсии по незнакомому городу, или только имя человека, для кого предназначено изделие, становятся названием работы. И даже бывает, что название появляется ранее самой работы, не просто дополняя ее в процессе создания, а влияя на нее изначально силой своих слов. Идеи каких-то работ появляются спонтанно, едва ли не мгновенно, и в практически уже законченном виде, не требуя дальнейшего осмысления и корректировки, настолько сильны и ярки образы, вызвавшие идею этой работы. Остается только бросить все, и, не замечая ничего вокруг в течение нескольких часов или дней, воплотить эту идею в бисере. До других же работ приходится долго, месяцами, а то и годами, «созревать», накапливая в каких-то отдельных уголках души образы и ассоциации, рисуя эскиз за эскизом, разрабатывая и усложняя орнамент, осваивая какие-то новые техники бисероплетения или преобразовывая общеизвестные по-своему, а параллельно откладывая в какую-нибудь заветную коробочку именно для этой работы предназначенный бисер, камни, бусины, ракушки. Настанет день и час, и из этих разрозненных пока еще бусинок и мыслей возникнет, словно по мановению волшебной иглы, единый образ – изделие из бисера, зачастую несущее колоссальную смысловую и информативную нагрузку.

И все же я не волшебник, я только учусь, учусь постоянно и настойчиво, учусь у природы и у других мастеров, накапливая опыт и приемы работы, осваивая новые техники, читая книги по истории бисера и работам старинных мастеров, запечатлевая в памяти краски и цветовые сочетания. И уже давно моя основная профессия, программист, тесно переплелась с бисероплетением, давая мне возможность самостоятельно создавать и поддерживать интернет-ресурс, посвященный моему увлечению. И здесь мне приходится осваивать новые для себя области веб-дизайна, компьютерной графики и интернет-технологий. Подобно тому как бисеринка к бисеринке нижется на нитку украшение, так и страничка к страничке понемногу собирается мой сайт. И я надеюсь, что так же, как и сайт еще только в процессе своего развития и совершенствования, так и мои лучшие работы у меня еще впереди.


Мои работы, демонстрировавшиеся на конкурсе «Море. Солнце. Цветы.», вполне наглядно иллюстрируют все вышенаписанное о моих «муках творчества». Толчком к их созданию и послужил сам конкурс, видимо, тематика его навеяла соответствующее настроение.


Первой была сделана «Саргассочка». Еще раньше, приобретя пакетик чешского бисера, в котором были смешаны сразу несколько расцветок бисера и рубки различного размера в сине-зеленой «морской» гамме, я отложила его в сторонку, сделав себе заметочку, что нужно будет сделать из него что-нибудь на морскую тематику. А еще мне давно хотелось попробовать себя в новой для меня технике freeform. Но что и как изобразить в этой технике, я даже приблизительно не представляла. Кто знает, сколько времени мне пришлось бы «созревать» до реализации этих смутных, расплывчатых планов, если бы не конкурс, сложивший все кусочки мозаики в целую картину. Морская тема конкурса как нельзя лучше подошла к идее использовать freeform, которой можно было очень натурально сымитировать гирлянду морских водорослей. Бисер уже был отложен, хотя, помимо припасенного пакетика, в ход пошли и разные остатки сине-зелено-сиреневой гаммы, и бусинки «кошачьего глаза» подходящей расцветки, и аметист неправильной формы, который давно и тоскливо лежал на дне коробки с бусинами и камешками, не чая уже оказаться в каком-нибудь украшении именно из-за неправильности своей формы. А вот в гирлянду водорослей он вплелся совершенно естественно, точно маленькая медузка, попавшая в зеленую сеть, ажурной сеточкой же я его и оплела. Вынула журнал со схемой freeform, изучила технику и приступила к ваянию. Как ни странно, при всей своей кажущейся вольности, freeform потребовала очень большого вкуса и придирчивости к работе. Несколько раз приходилось срезать те или иные веточки, расположившиеся не столь изысканно и прихотливо, как хотелось бы, и принизывать их иначе. Но даже несмотря на переделки в процессе, работа шла на едином дыхании и «Саргассочка» была готова за 3 дня. Название к ней приросло как-то само собой, вспомнилась прочитанная в детстве сказка о русалочке с сине-зелеными, как эти водоросли, глазами, живущей в Саргассовом море.


Работа «Тавриды огненное лето» имеет еще более давнюю историю подготовки. Черноморские гребешки, привезенные братом из похода на яхтах в подарок лет 25 тому назад, меленькие, изрядно потертые волнами ракушки, собранные лично мной в разные годы в разных местах крымского побережья – все это богатство мирно годами лежало в коробке, и я не имела ни малейшего понятия, куда толково это все пристроить. А выбросить было жалко – все же воспоминания об отдыхе в Крыму, о Черном море. А кроме того, как и к предыдущей работе, у меня имелся отложенный до лучших времен бисер бледно-серого цвета, упорно ассоциировавшийся у меня с раскаленной на солнце крымской галькой и бледно-серо-коричневые в крапинку бусины «новый дизайн», неправильной формы, со смещенным отверстием, от которых так и веяло немыслимой древностью. Глядя на них, я вспоминала украшения, виденные в Феодосийском музее древностей, которым перевалило за 2,5 тысячи лет. Разложив гребешки и ракушки перед собой на столе рядом с бисером и бусинками, выбрав еще несколько пакетиков подходящего по гамме темно-коричнево-фиолетового бисера и рубки, и крупные и мелкие деревянные бусинки из рассыпавшихся бус, также купленных когда-то в Крыму, я практически сразу увидела всю работу целиком. Даже гребешки с крупными бусинами расположились в работе именно в том порядке, в каком я случайно их выложила перед собой. Осталось оплести гребешки по принципу оплетения кабошонов, потому как сверлить в них отверстия мне было нечем, и сплести длинный мозаичный шнур, которым можно было окружить крупные детали, соединяя их. А в маленьких ракушках пригодились дырочки, протертые прибоем, через которые я и принизала их к шнуру. Во время работы вспомнились строчки из стихотворения Мандельштама, посвященного М.Цветаевой, записанном в воспоминаниях самой поэтессой в его первоначальном варианте :



От бирюзового браслета
Еще белеет полоса.
Тавриды огненное лето
Творит такие чудеса.

Отсюда и пришло название работы, точно терпеливо дожидавшееся своего часа в моей памяти несколько лет, с тех пор, как я впервые прочитала томик прозы М.Цветаевой.

Колье получилось на самом деле довольно объемистым, даже подумалось, не переделать ли его в накладку на сумку, оно хорошо смотрелось бы на холщовом полотне, или же вообще оформить как картину, но… не поднялась рука. Вот именно в таком виде, в котором оно получилось, легко и естественно, как дыхание, и тоже за 3 дня, оно и должно существовать, не столько даже, как украшение, но как воспоминание о днях, проведенных в Крыму, как мечта о будущих отпусках у моря. И описание к ней сложилось экспромтом, просто как лирический список всего того, что крутилось в мыслях во время создания колье, все воспоминания, чувства, ощущения и даже запахи.


А вот колье «Зоря-Зоряница» - как раз пример спонтанного появления идеи украшения. Третью работу делать на конкурс я уже не планировала. Морское вдохновение уже реализовалось в «Саргассочку» и «Тавриду», а с цветами я украшений не делала, считая, что они будут получаться слишком декоративными. Но после этих колье захотелось попробовать только что освоенную, и, на мой взгляд, для первых опытов весьма удачно, технику freeform сочетать с давно излюбленным станочным тканьем. Вообще-то с самых моих первых шагов в бисероплетении (а я начинала именно со станочного тканья, если вы помните) я варьировала подвески к тканым герданам и так и эдак, и временами эти вариации напоминали сумбурные переплетения freeform. Но мне показалось интересным усложнить задачу, и использовать нити основы не для подвесок, как обычно принято в тканье, а для соединения полотен украшения между собой в свободном стиле. Задача усложнялась еще и тем, что нужно было соединить детали с первого же раза, не допуская необходимости распускания и переделки выполненного, так как это могло привести к повреждению нитей основы, и потому, возможно, гибели тканого полотна. Но я посчитала, что уже «набила руку» на первых работах, да, к тому же, и не спешила приступать к реализации этой смелой затеи, отложив в планах ее на будущее, а до того можно было потренироваться еще на каких-либо новых работах. Как вдруг укладывая пакетики с остатками бисера в коробку и убирая незаконченные детали для других работ (а мне случается работать одновременно над несколькими изделиями, чтобы не «замасливался» глаз и не приедалась идея, если работа затягивается по времени), обратила внимание, как щемяще нежно выглядит начатый для другого сувенира маленький цветок из мраморно-белой трехгранки на кучке пакетиков с разными оттенками розового и бежевого бисера. Задумчиво подтаскивая к этой кучке подходящие по цветовой гамме граненые бусинки, переливающиеся шарики жемчужного «кошачьего глаза», осколки розового кварца и горного хрусталя, я наблюдала, как с каждым новым оттенком обогащается и становится изысканнее и изящнее цветовой подбор, хотя казалось бы, с таким количеством различного бисера и камней сумбур и цветовой разнобой должен был проявиться перед глазами. Но это было похоже на ранний рассвет, когда появляющиеся на посветлевшем нежно-перламутровом небе краски озаряют окружающее все ярче и ярче с каждым новым оттенком. Все яснее становятся видны ветви деревьев, цветы и роса на их лепестках, и вот уже золотой свет властно заливает все вокруг. И, приложив к получившемуся сочетанию листочки, сделанные из золотой рубки, так же ясно и я увидела, что это будет за изделие и каким оно будет. Весь процесс рождения мысленного образа украшения занял всего несколько минут. Правда, воплощать его в бисере пришлось подольше - две недели, которых хватило, чтобы разработать схему узора на бумаге, выткать полотна, соединить их, как и было задумано, с первого же раза, и украсить цветами с листьями. Не совсем скромно отмечу мимоходом, что при низании цветов я даже придумала свои собственные схемы их изготовления, которые позволили мне делать цветы на одной нити, все лепестки по кругу один за другим, что сэкономило мне количество прохождений нити в отверстиях бисерин при закреплении цветков на основу. Благодаря этому я смогла делать работу из бисера 11/о размера. Ну а то, что эта работа будет олицетворять утреннюю зарю, и называться именем богини утренней зари в славянской мифологии, это подразумевалось само собой.

Заря (Зоря, Зоря-Зоряница, Дева Зоря, Дива, Дивия) – богиня зари, языческое божество, сестра Солнца, «зашивающая раны кровавые» и расстилающая свою розовую фату над всем миром, пробуждая его ото сна. Прекрасная дева Заря в народных славянских заговорах восседает на чудесном алатырь-камне, который в славянской мифологии был не чем иным, как метафорой ясного солнца, посылающего на землю и тепло, и свет. В колье «Зоря-Зоряница» для символизации алатырь-камня мной был выбран розовый (для подчеркивания нежных красок зари) кварц неправильной, яйцевидной формы. В яйцу придавалось магическое значение. Все мифологии мира хранят легенды, связанные с яйцом как символом жизни, обновления, как источником происхождения всего, что существует в этом мире. С древности яйцо служило символом весеннего солнца, несущего с собой жизнь, радость, тепло, свет, возрождение природы, избавление от оков мороза и снега, - иными словами, перехода из небытия в бытие. Когда-то было принято подносить яйцо как простой малый дар языческим богам, дарить яйца друзьям и благодетелям в первый день Нового года и в день рождения. Итак, Солнце, и яйцо - символ Солнца, символ появления жизни, и Зоря - сестра Солнца, символизирующая пору появления Солнца. Языческое божесо, и малый дар, принятый для подношения языческим божествам.
Утренняя заря – пора появления, воскрешения солнца, и это время считалось у славян временем добрым и благоприятным для совершения любых начинаний. Замечу, что Утренняя и Вечерняя Заря в славянской мифологии нередко различались, и Вечерняя Заря (а краски вечерней зари, закатные сполохи, конечно, намного ярче зари утренней, особенно времени самого начала восхода солнца) символизировала пору умирания Солнца, ухода его на покой, а с ним и как бы всей жизни. Вот потому-то и краски, выбранные мной для этого колье, не яркие, но нежные, краски ранней Утренней Зари, самого начала восхода Солнца.

Должно быть и идея конкурса «Море. Солнце. Цветы.» пришла к его организаторам на утренней заре, поскольку конкурс, организованный очень профессионально, по сути своей, явился именно добрым начинанием. Работы конкурсантов не на словах, а в бисере наглядно и ярко доказали, что мастерство бисероплетения это не просто ремесло, но в сочетании с индивидуальным творческим подходом к каждой работе и с воплощением неповторимой авторской фантазии становится подлинным искусством. Уверена, что конкурс дал мощный творческий заряд и множество новых оригинальных идей всем любителям бисера. Спасибо организаторам конкурса за реализацию этого интереснейшего действа, спасибо всем участникам, предоставившим для конкурса свои работы, ибо в каждой работе была своя изюминка, подвигающая к творчеству, спасибо посетителям, не оставлявшим без внимания работы участников, а также спасибо членам жюри и спонсорам, вносившим в конкурс свою лепту и интригу! (И сделала скромную-скромную физиономию.

Актуальные материалы:

Японский бисер TOHO

Во многих источниках говорится о том, что самым лучшим бисером в мире считается от японских производителей.Однако многие боятся поменять свои предпочтения со столь привычного чешского бисера

Вышивание Бисером

Увлекательно и интересное занятие – это вышивка бисером. Это возможность выразить свои эмоции, выплеснуть свой творческий потенциал, а в конечном итоге получить удовлетворение от задуманного

Холодный фарфор

Его изобрели в аргентине в начале 20-го века. Там придумали смесь с такими ингредиентами – клей, кукурузный крахмал, масло и глицерин, такая смесь может принять любую формы и застыть на воздухе.

Блэкворк и Гольбейн

Все рукодельницы знают о вышивке цветными нитями. Как правило, она делается на белой и реже на цветной ткани. Но есть техника блэкворк, в которой используют только нить черного цвета,

Ювелирные изделия прочно вошли в нашу жизнь. Украшения сегодня носят все и женщины и мужчины. Наш сайт постарается сделать все, чтобы вам интересно было читать наши материалы. Мы постараемся не ограничиваться только статьями об украшениях из бисера, мы постараемся как можно больше размещать статьи о других видах рукоделия- вязании спицами и крючком, приготовление вкусной и здоровой пищи… в общем сделаем все чтобы вам было действительно интересно.